Я открываю глаза

Я открываю глаза. Осматриваюсь вокруг  и нахожу себя вроде в незнакомом городе, но такое ощущение, что бывал я здесь не раз. Я сижу на скамейке на городской площади, тщетно ломаю голову, как я здесь очутился и каким попутным ветром меня сюда занесло.  Не найдя ни одного более менее разумного ответа, я начинаю осматриваться по сторонам.

Погода стоит летняя солнечная, но воздух прохладный, поэтому, когда Солнце прячется под проплывающим облаком, становится холодно, в остальное время – неприятно печет и режет от света глаза.  Смотрю вокруг – ходят люди, каждый сам по себе, хоть и некоторые идут парами и группами и даже разговаривают и вроде как друг с другом. В глазах, несмотря на некоторые улыбки, эмоции, увлеченные диалоги,  необъяснимо видится то ли печаль, то ли страх.  На самой площади из черных динамиков, повешенных на фонарных столбах, играет старое танго вперемежку с прогнозом погоды,  не обещающим никаких перемен, призывами что-то купить и проголосовать за каких-то политиков.

Я встаю со скамейки и вливаюсь в движущуюся толпу. По пути встречаются переполненные кафе и рестораны, вывески и стены которых пестрят надписями: «Купи еду у нас – это вкусно!», «Поешь здесь дешево» и т.д. Прохожу мимо магазинов с выстроенными людскими очередями, и реклама на этих заведениях подобна тем же кафе: «Купи то!», «Купи это!», «Купи у нас!», «Купи здесь!» и т.п. Думаю, наверное, в этом городе только и делают, что рекламируют да потребляют. Огромное количество едких, и  ярких, и громких рекламных баннеров, плакатов, объявлений: Купи! Ешь! Пей! Кури! Играй! Плати! – туманится в глазах и начинает  тошнить с непрывычки.

Отхожу в сторону, чтобы передохнуть и убрать тошноту.  Протираю глаза и размеренно отдыхиваюсь, прислонившись к забору. Немного покрутил головой, и мое внимание тут же обратилось на пестрые плакаты, расклеенные  вдоль всего забора: «Голосуй за мэра Меринова», «Выбирай губернатора Губанько», «Презицкий – Наш Президент!» — весь забор залеплен похожими политическими мордами с властными и пустыми глазами.

Отдышавшись последний раз, смирился с мыслью, что никуда мне от бессмысленной рекламы не деться, и пошел дальше. Я подхожу к широкой серой асфальтовой дороге, вижу помрачительное зрелище: там ездят гигантские автомобили мыслимой и немыслимой роскоши с огромными колесами с человеческий рост, и количество колес у машин разное, у кого две пары, у кого три, четыре… а в колесах этих бегают, словно домашние мыши, людские фигуры. Я шагаю ближе к дороге, у самого тротуара передо мной останавливается большое колесо с человеком внутри.

- Перерыв 2 минуты! – донесся сверху из черной машины басовитый голос

Я подхожу к самому колесу, в нем потный и запыхавшийся с красным лицом мужчина лет 28, оперся руками на колени и тяжело дышит. Он гладко побрит, прилично подстрижен, на нем белая уже потная рубашка, черные брюки со стрелочками, аккуратно завязанный галстук, начищенные черные ботинки.

Я трогаю его за плечо, он оборачивает на меня свой безумный и замученный взгляд. Спрашиваю:

- Зачем ты мотаешь себя в этом адском колесе? Один шаг в сторону наружу, и ты на свободе! Он, – указываю пальцем на водителя черной громадины, — даже без одного тебя никуда не сдвинется, да и другие люди в колесах отдохнут.

Человек в колесе недовольно посмотрел на меня, как на идиота, по взгляду сразу прочиталось, что это не мое дело и нефиг мне в его жизнь соваться. Он сердито и крепко сжал губы, намереваясь что-то мне сказать, как…

- Перерыв закончен! – проревел голос из кабины. Мужчина встал в стойку, обернулся на меня с недоуменным и испуганным взглядом, и покатил тяжелое колесо, двигая исполинский автомобиль, за ним прокатило еще  трое  других в последующих колесах человек в точно таких же одеждах с такими же выражениями красных лиц.

Пораженный нравами этого города я направился к скамейке, чтобы посидеть и переварить в своих мозгах увиденное. На скамье уже кто-то сидел, в его руках двигалась гитара с торчащими из головы грифа струнами, до меня доносились слова его песни…

 

Сидя рядом с уличным музыкантом на одной скамье, дослушав его песню, с минуты две я еще оставался в раздумьях, пока он что-то наигрывал. Затем я прошарил в карманах и кинул найденные деньги ему в открытый футляр от гитары, расположившийся у него в ногах. Он с почтением, смотря мне в глаза, аристократически кивнул головой  в знак благодарности и продолжил перебирать струны.

Я спросил у него, указывая на ездящие машины:

-Скажи, зачем эти люди, не щадя себя, крутят колеса? Их же ничего не останавливает выйти из них.

-Это их работа, — ответил музыкант, продолжая играть,  - дядя в кабине машины ежемесячно платит им деньги за то, что они двигают его огромный автомобиль.

-Разве других работ нет? Ты же не вертишься в колесе, но имеешь деньги, — сказал я, указывая на раскрытый футляр.

Музыкант перестал играть, посмотрел на футляр, задумчиво улыбнулся и ответил:

-Можно еще стать дядей в машине и нанимать людей крутить колеса. Но нужно много денег, чтобы купить саму машину. А того, что зарабатывают белочки, крутящие колеса, хватает впритык только на еду, на одежду, на оплату жилья, да на погашение кредитов за жилье, одежду и какую-нибудь сдуру купленную ими фигню.

Я некоторое время задумался, глядя на размеренно передвигающиеся по дороге машины, затем неожиданно спросил:

-А откуда эти дяди берут деньги, и почему  люди в колесах бегают с одинаковой скоростью? Колеса ж вертятся одинаково и машины ездят ровно и прямо.

- А белочек специально обучали этому.

Я недоуменно посмотрел на него.

-Сначала в школе подготавливают к тому, что придется крутиться много и долго, что это эталон жизни и по-другому никак и вообще не принято.  Затем в ВУЗах их окончательно шлифуют. В течение 5 лет с восьми утра до вечера будущих белок учат правильно крутить колеса с нужной скоростью, ни больше, ни меньше, экзамены, зачеты, все дела прилагаются. По окончанию им выдаются дипломы, где написано, сколько времени, с какой скоростью, кадр крутил колесо и умеет в нем крутиться. С этими документами они идут к дядям. Дяди смотрят на них и берут себе работать: если 5 лет своей жизни выдержал крутиться  в колесе  — еще лет 40 без проблем покрутишься – такая философия отбора.

Я продолжал смотреть на музыканта, удивленный и без каких-либо мыслей в голове. Он продолжил:

-А дорога, которую ты видишь – круговая. Чем больше оборотов дяди на машине обкатают, тем больше денег заработают. Они по-своему вертятся. Доходы свои дядя белочкам не озвучивает, а платит им фиксированную плату за месяц. Иногда поощряет премиями и отпуском раз в год – белочки счастливы, а ему от этого ровно: как греб деньги лопатой, так и продолжает грести.

Музыкант продолжил наигрывать мелодию на струнах, а я ушел в глубокие раздумья.

-Откуда ты все это знаешь? – спросил я, и в шутку добавил — тоже был белочкой?

-Именно, - брямкнул музыкант вместе с гитарой, — окончил школу и ВУЗ с отличием, крутился у очень богатого дяди и получал  очень щедрую зарплату, были все перспективы самим стать дядей на машине. Да вот понемногу начал задумываться об истинности своей жизни и своих настоящих желаниях. Эти мысли меня начали преследовать на работе – стал менее сосредоточенно крутить колесо, появились нарекания, а потом вообще однажды воробей в мое колесо залетел, я отвлекся, споткнулся, вывихнул себе бедро, меня закрутило по колесу, а затем просто оттуда выкинуло. И я оказался один на дороге среди ездящих огромных машин. Тогда я и посмотрел на свою жизнь со стороны… Затем больница, больничные дни дома, где я откопал старую гитару, выучился игре на ней, и сейчас бренчу на улицах.

Я не отрываясь смотрел на музыканта. Он хитро  прищурился, и беззаботно продолжил играть. Я его поблагодарил за беседу, встал со скамейки и пошел дальше.  На небе становилось больше облаков, а в городе — темнее и прохладнее.

Погруженный в раздумья и пораженный этим городом, я гуляю по центру среди толпы. В глазах людей не видно радости, загадочной истинности, коей обладал музыкант. Такое ощущение, что если меня убьют, то никто не остановится – не принято у них останавливаться.

Только я об этом подумал, как капнул дождь и меня кто-то толкнул в сторону и я спиной ударился о зеркальную стену рядом стоявшего здания. Передо мной появился человек с гневным лицом, в руке его сверкнул непонятный предмет, похожий на нож. Он яро требовал от меня то ли денег, то ли каких-то объяснений. Я ничего не успел ему сказать, как он с криком  толкнул меня к стене еще раз. С криком и я ответил ему, резко ударив кулаком по голове.

С неизвестного персонажа слетело лицо, а сам он рухнул на дорогу. Дождь усилился. Я скорее подбежал к упавшему телу и начал его трясти и звать на помощь. Люди как безучастно шли, так и продолжали идти мимо. В отчаянии я посмотрел на него и замер в оцепенении: нападавший на меня человек спал… спал беспробудным, невинным сном, а лик его, некогда прятавшийся под маской, светился блаженством. Я ринулся к отлетевшему лицу – на вид обыкновенная бутафорская маска, но обратная сторона покрыта какой-то зеркальной поверхностью, и на ней проблескивали странные фразы: «От денег зависит все», «надо жить как все», «надо хорошо выглядеть», «надо крутиться в колесе, чтобы заработать денег», «нельзя жить, как хочется». Под каплями дождя фразы начали смываться, а затем и все лицо растеклось в моих руках.

Пораженный я некоторое время стоял, смотря на свои мокрые руки. Я оглянулся вокруг – недвижимо стояли люди, глаза их замерли и смотрели на меня. Лица их, словно лица заводских кукол, одинаковые, застывшие. Я оборачиваю взор на зеркальную стену, куда меня недавно толкнули – и прихожу в ужас — у меня точно такое же кукольное лицо!.. Молния осветила мое отражение. В ужасе я вцепляюсь в свое лицо, с болью и криком отрываю его и…

Женька открыл глаза. Он лежит в своей кровати в своей квартире.

- Опять этот сон, — подумал Женька и взглянул на будильник. До работы еще три часа, за окном еще ночь. Женька некоторое время полежал в постели, вспоминая приснившееся. Спать ему уже не хотелось, он включил свой компьютер, дочитал недавно присланную ему книгу http://www.turbo-suslik.ru/ Вскоре он начал неспешно собираться – , и, позавтракавший, побритый, в чистой белой рубашке, с аккуратно завязанным галстуком, в черных штанах со стрелочками и начищенных черных ботинках он отправился на работу.

Остановившись у дороги, он поднял голову вверх и крикнул:

-Я пришел, Тимур Валерьевич!

-Молодец, Женька! – крикнул сверху в ответ басовитый голос Тимура Валерьевича, - как всегда вовремя!

Женька прошел чуть дальше, его уже ждало огромное колесо в человеческий рост. Он пошоркал ботинками, зашел внутрь, посмотрел на часы и, глубоко задумавшись,  начал крутить огромное колесо, вместе с другими приводя в движение колоссальных размеров машину.

Реклама на сайте:



Поделиться с друзьями

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Яндекс
Добавляйтесь в друзья!
This entry was posted in Волшебство and tagged , . Bookmark the permalink.

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Пожалуйста напечатайте буквы/цифры изображенные на картинке

Пожалуйста, введите буквы на картинке, чтобы подтвердить, что вы человек

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>